Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Осеннее нытье.

Начну издалека. В феврале перед выборами и отчетным докладом ВВП, где он собирался сообщить народу, что его указ о планомерном повышении зарплаты от 2012 успешно выполнен, наши деятели из минкульта вдруг вспомнили, что они-то на этот указ забили болт с особым цинизмом. А это типа чревато - и президент будет выглядеть лжецом, и чиногвники - п..ами, и на выборах число проголосовавших "не за того" может оказаться неудобным. Выдали аж восемь тысяч рублей, оговорившись, что это "компенсация" и она будет ежемесячной до осени. Соврали, конечно - это была разовая подачка. Но что еще можно ожидать от наших профессиональных .... кроме профессионально циничного же пиз..ежа.
А у меня как раз к этому времени сдохла Сплавовская куртка "Balance", которую я покупал еще для поездки на Франца-Иосифа в 2013-м, и которую все эти годы таскал и зимой и летом по любому поводу. И ее усовершенствованная версия стоила в магазине как раз столько. Купил. Ходил довольный, блин. Вот ровно до октября.
Вообще, замечу, что вещей от "Сплава" у меня было дохрена. Были времена, когда на мне ничего не "Сплавовского" не было. Но... Вот теперь они закончились совсем.
Первым делом я отказался от обуви. В "Сплаве" она откровенно плохая. Первая пара трекинговых кроссовок продержалась полтора года городского использования, вторая такая же - месяцев восемь. И будем говорить честно, скорость потери "приличного" вида удручала. А внутренности кросовок - поражали. Слой полиэтиленовой пленки в качестве водонепроницаемой "мембраны" - это сильно. Впрочем, обувь у "Сплава" - чужая.
А вот джинсы - "свои". И та же история. Покупал два раза. Вторые рассыпались гораздо быстрее первых. Истираются в самых неожиданных местах просто со свистом. Да еще и ткань какая-то... Потеешь в них гораздо сильнее, чем в любых других.
Теперь куртка. Пять лет полета было, конечно, мечтой. Но сдохший на..й через семь месяцев сильно нерегулярной носки (этим летом не было повода ее таскать) основной замок - это, товарищи, п...ц. И это не говоря о субьективно худшей водоотталкивающей способности новой куртки.
И давайте честно, в этой ценовой категории есть из чего выбирать. А если ориентироваться не на "годы", которые "Сплав" больше не обеспечивает, а на сезон - то вокруг море вариантов. Две-три тысячи на сезон за какой-нибудь китай и восемь за сезон за Сплав при равных шансах нарваться на брак - выбор очевиден. И он не в пользу Сплава.
Собственно, я штаны "с карманами" давно перестал брать в Сплаве потому как они стали сильно дороже таких же от "H&M" к примеру. Хотя полевые, купленные девять лет назад, все еще работают и в раскоп, и в лесные гребеня.

В общем, все как всегда. Контора перестала обеспечивать качество. Теперь семь раз подумаешь, стоит ли закупаться у нее, несмотря на все накопленные за десять лет бонусы.
Удручает необходимость решать вылезшую внезапно "проблему" и опять методом перебора искать относительно надежного производителя.

Алиса, это сундук! Бежим!!

Вот такое тяжеленное цельнометаллическое чудо, да еще и окованое толстым полосовым металлом. Честное слово, дорожные и кассовые сейфы рубежа 19-20 веков гораздо субтильнее.

Берешь в руки маешь - вещь!
Collapse )

А-а-а, она зеленая!

Это я в первый раз помыл трактора после возвращения из недельного забега по гребеням Сузунского района. Буксование в колее 66-го посреди леса в тупике, где Новосибирская область упирается в ныряющую в Обь железнодорожную насыпь начала ХХ века не оставило выбора в вопросе "мыть или не мыть". Боевой трактор Ямато - это вам не красненькая Кариба, почти три года проездившая в стадии "да ну, пока терпит" (да, ту машину я не помыл ни разу за время владения).
Что по итогам: пара точек для показа туристам (да, они таки едут в Сузун в заметных количествах), пара закрытий (типа колхозного выгона вместо слободы первой половины 18-го века), пара новых археологических памятников (хотя в обоих случаях кто-то явно налажал с составлением планов и схем к ним / с чтением карты). Один из них мы будем копать в следующем году - он ОФИГЕНЕН!
Сюрф может в гребеня - в колею я сполз уже на обратном пути и мы быстренько из нее выкопались. А так - поездки через лес по азимуту "памятник должен быть вон там" - наше фсё. Ну и по проселкам и сшибенке на скорости под 80... Но задний бампер пришлось проволокой подвязать - растрясло. И на трассе обгон с этим дизелем - "миссия невозможна"

Collapse )

Валаамский крест

Своеобразное алаверды камраду metalchemist за его публикацию http://metalchemist.livejournal.com/125211.html. Ибо после нее у меня возникло ощущение, что этот предмет я в руках уже держал и где-то бросил с тем же подозрением на советскую пластмассу.
Ан нет:


Валаамский крест практически идентичный по форме и цвету, но разительно отличающийся по содержанию. Если верно предположение, что изображение соответствует месту продажи такого креста паломникам, то этот - из Киева. Увы, нет возможности воспроизвести вставленное в глазок фото, так что поверьте на слово: там комплекс зданий Киевского Покровского женского Общежительного Монастыря, основанного в 1889 году великой княгиней Александрой Петровной Романовой (фото подписано, иначе фиг бы я что-то опознал :) Не исключено, правда, что центр изготовления крестов был один (они же почти серийные!) и на Севере, а вот изображения ставились в них уже в разных местах по своему усмотрению.
А то, что монастырь в конце 19-го века еще строился, оборудовалась больница, дает нам еще одну версию распространения именно этого образца - сбор средств на богоугодное дело.
В любом случае вещь интересная, со своей историей.
Алхимик, еще раз спасибо за наводку!

Как я дошел до жизни такой...

...или хроника прогрессирующей найфомании в картинках.
111
Как всякий уважающий себя алкоголик, я сразу отрекаюсь от наличия у меня зависимости. Нету ее! А то, что в карманах да в сумке одновременно ошивается от одного до пяти колюще-режущих - не более чем норма! Как вы вообще без ножа по улице ходите, считай что голые? Вот если бы я ВСЮ свою коллекцию одновременно таскал (а это чуть более 200 единиц) - вот тогда - да, а так - нет. Никакой мании у меня нет!
Collapse )

И нету у меня никакой мании!

Партизанские разборки-2.

Главному редактору журнала «Сибирские огни» т. Смердову А.И.
В журнале «Сибирские огни» №12 за 1964 год опубликован очерк писателя Леонида Решетникова «По Уймону».
Леонид Васильевич Решетников вместе со мной был в составе экспедиции, организованной Военно-научным обществом в Горный Алтай для изучения истории партизанского движения.
После опубликования очерка, в адрес автора Л.В. Решетникова поступает много писем от бывших красных партизан, с благодарностью отзывающихся о большой и полезной работе, проделанной экспедицией и автором, опубликовавшим очерк «По Уймону». В некоторых письмах имеются критические замечания, но основная их масса выражает признательность за проделанную работу. Периодически В.Л. Решетников знакомит меня с этими письмами.
Недавно поступило одно письмо группы партизан: Ф.Т. Ведяскина, Омутных, П.И. Немцева, Д.Е. Муравьева, М.И. Токмина, Н.В. Башегурова, П.П. Никифорова, И.И. Феклистова, К.А. Говорухина, П.С. Свиридова, Ф.А. Маковеева и Г.Н. Войнова (возможны неправильные прочтения фамилий в письме) – носящее явно претензионный характер, не ответить на которое нельзя, а ответить кратко невозможно, т.к. сама суть лежит далеко за пределами описываемых событий.
Одной из основных задач, которую ставила перед собой экспедиция, выезжая в Горный Алтай – это восстановить славное имя командира 1-й горной партизанской дивизии, честного и беззаветного борца за власть Советов, И.Я. Третьяка, незаслуженно оклеветанного и репрессированного в период культа личности и реабилитированного в 1956 (зачеркнуто) году. Против т. Третьяка выступала группа чарышских партизан задолго до описываемых событий и особенно обрушившаяся на него после выхода в свет в 1936 году книги И.Я. Третьяка «Партизаны Горного Алтая», принятой основной массой читателей-партизан как труд объективно оценивший события в Горном Алтае. Поэтому ничего нет удивительного в том, что часть этих партизан подписала и это последнее письмо, направив острие письма на то, что якобы в очерке оклеветан командир 1-го партизанского полка т. Никифоров И.Л.
Авторы письма вопреки утверждениям автора очерка продолжают умозаключать, что т. Третьяк возвращаясь из эмиграции не пытался перейти белогвардейский фронт, чтобы попасть в центральную Россию, а доехав до Новониколаевска повернул в Горный Алтай к брату, тогда как фронт был еще за Уралом.
Я не знаю, кто бы из авторов письма в то время мог продолжать свой путь дальше к фронту, имея за спиной багаж политического эмигранта? Да и что в этом видят существенного авторы письма. Разве для профессионального революционера не все равно, где применить свои силы на благо Родине – на Урале или в Сибири. И.Я. Третьяк применил свои знания революционера, силу и мужество в Сибири и за короткий срок стал крупным руководителем партизанского движения, уважаемым, авторитетным командиром партизан.
Авторы письма не согласны с Леонидом Решетниковым в том, что «само название 1-й горной дивизии перестало упоминаться». А разве не было это в действительности так? Единственная книга о партизанах Горного Алтая, написанная И.Я. Третьяком была изъята в связи с арестом его и группы руководящих работников управления дивизии. Везде и всюду вычеркивались имена репрессированных партизан и командиров, да и сами (зачеркнуто) партизаны, не подвергшиеся репрессиям, боялись говорить, что они служили в этой дивизии. Даже в период экспедиции партизаны не решались разговаривать до тех пор, пока мы не сообщали им о реабилитации т. Третьяка и других командиров (NB в очерке И.Н. Кудрявцева «История создания 2-го партизанского полка 1-й горной дивизии» примерно тех же годов, упоминается комполка-1 Никифоров, но не комдив – Третьяк).
Авторы письма критикуют автора очерка за то, что он написал о формировании 1-го партизанского полка в Чарышской, а не в «Загрихе», как это было действительно. Вряд-ли это имеет существенный смысл, т.к. Загриха находится недалеко от Чарышской, в бывшем Бащелакском (возможно неправильное прочтение) районе, ныне – Чарышском.
Авторы письма не согласны с автором очерка о том, что в марте м-це партизанская дивизия закончила бои по очистке от белых банд последнего участка на Чуйском тракте. Они утверждают, что «в марте м-це дивизия была отведена в степь для расформирования. Доколачивали остатки белых части Красной Армии – полк Степана Разина 78-й бригады 26-й дивизии».
Автор очерка прав. Ликвидация белогвардейских банд была в основном закончена в марте м-це и именно частями 1-й горной дивизии. После того, как главный руководитель белых банд Сатунин был убит его же солдатом, остатки белых начали быстро разлагаться, потеряли управление. Не случайно заместивший Сатунина полковник Елачич 15 февраля 1920 г. пытался вести переговоры с партизанами о сдаче. Если обратиться по этому поводу к документам, то они говорят следующее: приказом по дивизии от 26 марта 1920 г. за №275, партизанские полки после смены их частями 78-й бригады 26-й дивизии Красной Армии сосредотачивались. 1-й Бийский полк – в с. Тырышкино 1 апреля 1920 г., 1-й горный полк – в с. Солоновку к 10 апреля 1920 г., 2-й горный полк – в с. Сычевке к 10 апреля 1920 г. Согласно этому приказу 1-й Бийский полк прибыл в с. Ново-Тырышкино 21 марта. 1-й горный полк по смене его 233 сп прибыл в Солоновку 3 апреля 1920 г., а 2-й полк по смене его 234 сп прибыл в Сычевку 10 апреля 1920 г., а авторы письма утверждают, что полки были отведены в марте м-це 1920г. В составе 78-й бригады вообще не было полка «Степана Разина». Авторы письма путают события. Полк имени Степана Разина (53-й), которым командовал т. Самокрутов был в Горном Алтае во время ликвидации банд в 1921-22 гг., а не в 1920 году.
Чарышские партизаны – авторы письма указывают, что Л.В. Решетников проинтервьюировал т. Бурыкина, который не был очевидцем событий уничтожения пленных казаков. Это неверно. Тов. Бурыкин лично принес свои воспоминания и передал экспедиции. Аналогичные его воспоминания хранятся в Барнаульском партархиве, на который и сослался автор очерка.
Что же касается уничтожения казаков, взятых в плен, то это подтвердил и лично т. Никифоров. Вот что он сказал: «…В Чарышской собрали всех кулаков, собирали их везде и по пашням. В пасеке Чиркова мы забрали Третьяка. Пригнали всего 125 человек, в том числе и Третьяка. Под Сибирячихой этих казаков побили». При чем же здесь автор очерка, если это подтвердил и сам командир 1-го полка? Однако ведь этот случай расправы не единичен. Чарышскими партизанами в период восстания был убит т. Макарычев – рабочий, присланный из Центра по организации коммун.
Как я уже сказал выше, авторы письма пытаются возвеличить роль И.Л. Никифорова в партизанском движении. Но ведь никто и не оспаривает его роли, и в очерке Л.В. Решетникова обстоятельно написано о том, как члены экспедиции стремились повидаться в первую очередь с т. Никифоровым, надеясь получить самую точную и правдивую информацию о партизанском движении и И.Я. Третьяке. Однако наши надежды были действительно обмануты, т. Никифоров занял неправильную позицию в оценке партизанского движения, возвеличивая себя и унижая т. Третьяка, причем пытался лить на него грязь, договаривался до того, что т. Третьяк имел связь с попом и устраивал у него банкет с пельменями. Об этой же связи с попом намекают в своем письме его авторы.
Слово «куркуль» автор употребил не в смысле социального положения Никифорова, а в смысле того, что он не хотел дать экспедиции точные и правдивые сведения о партизанском движении, сохраняя их «для себя».
Авторы письма выдвигают И.Л. Никифорова как организатора партизанских масс. Однако эта роль принадлежит по праву т. Третьяку, т.к. с его приходом была установлена дисциплина, был организован полк по структуре армейского типа и дано правильное направление партизанскому движению. О том, что 1-й полк в дивизии занимал «гвардейское положение» – авторы письма просто преувеличили.
Не найдя достаточных доводов к умалению роли т. Третьяка, авторы письма обрушились на членов экспедиции. Надо полагать, что это закономерный ход мысли автора письма. Я говорю «автора», потому что отчетливо вижу за этим письмом т. Пасынкова, у которого не хватило мужества подписать это письмо. К такого рода клевете т. Пасынков прибегает не впервые. Достаточно сказать, что поездка экспедиции сопровождалась «инструктивными письмами» т. Пасынкова к партизанам о том, как они должны были вести себя перед членами экспедиции. Этим т. Пасынков, по видимому, изливал свой гнев на то, что он был не утвержден Алтайским Крайкомом КПСС в состав экспедиции. Но ведь Крайком очевидно имел на этот счет какие-либо данные?
В письме приводятся данные о том, что члены экспедиции Кочкин С.П. и Кудрявцев И.Н. являются исключенными из партии. Да, я был исключен по клеветническим материалам и моя кассация затерялась т.к. это было в период войны и я остался вне партии, хотя был в ней с 1920 года. Приписка мне «морального разложения» не соответствует хотя бы потому, что всю Отечественную войну я провел на фронте на командных должностях, удостоен одиннадцати правительственных наград, в том числе ордена Ленина, получил 4 ранения и контузию. И.Н. Кудрявцев был исключен в период культа личности, т.к. у него были репрессированы отец и два брата, один из которых был старшим адъютантом 1-й горной дивизии, работал с т. Третьяком. В общем, авторы письма никак не могут еще отрешиться от времен «культа», живут и питаются еще его гнилыми продуктами.
Совершенно не соответствует действительности утверждение, что члены экспедиции вели себя нетактично. Экспедицию возглавлял очень серьезный коммунист – генерал-майор запаса Г.П. Сокуров. До отъезда в Алтай экспедиция побывала в Крайкоме КПСС, где было дано открытое письмо к Райкомам КПСС. Приезжая в тот или иной район экспедиция прежде всего являлась в РК КПСС и с его разрешения, с обязательным участием представителя Райкома проводила беседы с партизанами.
В Чарышском РК КПСС был выделен представителем Райкома т. Чеканцев. В первый день экспедиция побывала у т. Никифорова. На второй день беседовала с партизанами с. Чарышского, а на третий день – с партизанами района. Кроме того были проведены беседы с партизанами в с. Малый-Бащелак на собрании.
В отношении того, что члены экспедиции «обрывали ораторов», «бросали ехидные колкости» – это плод фантазии авторов письма. Не в наших интересах было «обрывать», когда мы стремились найти истину. Утверждение о том, что в Чарышской не было проведено собрания – неправильно. Собрание проводилось в парткабинете в присутствии представителя РК т. Чеканцева Н.М.
Камнем преткновения стал и такой давнишний вопрос о том, почему сорвалось наступление на Бийск. По этому вопросу на совещании в (с.) Смоленске шли большие споры. Сторонниками похода вниз по р. Оби были Третьяк и Никифоров. Но после неудачного наступления на Солоновку и Ануйское именно в 1-ом полку получилось разложение – 2-й эскадрон под командой Колесникова ушел домой. Если авторы письма отсылают автора очерка по этому вопросу к совещанию в с. Куягане, то в решении этого совещания записано следующее: «По первому вопросу о выяснении причин нашего отступления постановили: Разоружить 2-й эскадрон 1-го полка народной армии и оружие передать в 1-й полк» (ЦГАСА, ф. 7604, оп. 1, д. 62, л. 165). Выходит так: целый эскадрон покинул фронт, ушел домой, а командир полка т. Никифоров не несет никакой моральной ответственности?
Авторы письма буквально придрались к слову о Никифорове «…а жаль все-таки, не хотелось терять его».
Именно этими словами и выражены обманутые надежды экспедиции. И.Л. Никифоров не сделал того, что он мог и должен был сделать в интересах правильной оценки партизанского движения в Горном Алтае.
Авторы письма в подтверждение того, что о партизанском движении и И.Я. Третьяке много написано, отсылают нас к ранее опубликованным воспоминаниям, большинство которых принадлежит т. Пасынкову, где как раз принижена роль И.Я. Третьяка и запутана вообще картина партизанского движения в интересах саморекламы. А вот как характеризует т. Третьяка представитель политотдела 26-й дивизии Красной Армии тов. Ангаров, исполнявший около 2-х месяцев должность комиссара 1-й горной дивизии. «…За время действия здесь т. Третьяка, сделано в смысле организационном очень много, как в отношении приспособления полков к боевому состоянию, так и в отношении хозяйственной стороны дела. Сам начдив т. Третьяк истинный коммунист и проводит в жизнь свои идеи весьма энергичным образом». (ЦГАСА, ф. 1317, оп. 1, д. 169, л. 201-212).
Такой правдивой оценки роли т. Третьяка вы, конечно, не найдете у т. Пасынкова.
Во всех своих воспоминаниях т. Пасынков именует себя «комиссаром политотдела». Никаких комиссаров в партизанской дивизии не было, не было и политотдела, а был «агитсовет». Пасынков был секретарем т.н. агитсовета, затем писарем в штабе дивизии и потом инструктором-организатором в агитсовете (ЦГАСА, ф. 1317, оп. 1, д. 328, стр. 1). Кстати сказать, в этом же агитсовете в должности организатора был и Гаврилов Георгий, член партии левых эсеров с 1903 года, достаточно потрудившийся над тем, чтобы повернуть партизанское движение на путь учредительного собрания.
В своих воспоминаниях т. Пасынков пишет, что он является соавтором «партизанской конституции». Никакой «конституции» не было и не могло быть, т.к. т. Пасынков пишет: «…В один из октябрьских вечеров члены агитсовета собрались в с. Черный Ануй. Я разложил перед собой бумагу и приготовился записывать». Как это могло быть в октябре, если т. Пасынков в партизанах был с 10 ноября после взятия с. Смоленска. В Черном Ануе т. Пасынков никогда не был.
Представитель политотдела 26-й дивизии Красной Армии т. Петухов по поводу этого агитсовета доносил следующее: «…при дивизии был создан агитационный совет. В него попали люди по [неразборчиво], кои не могут быть не только агитаторами, но не могут связать и двух слов. Этот совет мы распускаем…» (ЦГАСА, ф. 1317, оп. 1, д. 169, л. 200-203).
Я думаю, что по другим вопросам, касающимся замечаний авторов письма по очерку, ответит его автор Л.В. Решетников.

Член экспедиции Кочкин