November 3rd, 2010

Сим проебеши!

Заметка, как ни странно, будет не про Колчака и Ко, а про комсомольцев времен Войны. Причем даже не столько комсомольцев, сколько о той славной когорте, что в массе своей займет руководящие эшелоны в СССР в 1970-80-е гг.
Давайте уж называть вещи своими именами, речь пойдет о пидарасах:


Вот так они начинали.

Его расстреляли ни за что! Угу...

Чаще всего Сталинские репрессии поражают "человека с улицы" своей алогичностью. Массовость, жестокость - они вполне укладываются в представление о мире и о том, как может действовать государственная машина. А вот видимое отсутствие логики в ее действиях рвет шаблон и позволяет докрашивать картину эпохи любой заранее подобранной фантазией или бредом. Если Сталин и компания "делали ТАКОЕ, может он в самом деле был сумасшедшим"? (с)
Естественный, вообще-то, вопрос, на котором очень удобно паразитировать. И очень трудно в нем разбираться. Вот простой пример, который зацепил меня несколько лет назад. Руководство и научные сотрудники Минусинского музея были расстреляны в полном составе (по утверждению нынешних его работников), директор нашего музея, при котором были собраны прекрасные коллекции со всей Сибири и его научные сотрудники тоже попали под каток и частью - расстрел, частью сгинули. Вопрос - какого хрена? Чем музейщики-то не угодили? Кровавыерепрессиистопиццотмильеноврасстреляных?
Ну да... Вот только с логикой там все в порядке. Один простой пункт в биографии: карьера при Колчаке до управляющего Нижнеудинским уездом выводит вопрос из плоскости психиатрии в область "нормальных" причин, следствий, целей и задач.
Можно обсуждать вопрос "цены", который так любят либералы; можно критиковать неразборчивость и излишний, за гранью вредительства размах и жестокость; можно разбираться, какая доля из "репрессированных" на самом деле должна была сесть по банальным уголовным, а не "политической" 58й, статьям. Но если вам кажется, что происходившее - кровавый бред, значит вы не видите каких-то важных деталей.

Ну и фото на закуску. 1928 год, Луначарский в гостях в нашем музее. Рядом с ним Кравков - тот самый директор (и писатель, о котором не любящие книгу журнализды сейчас свистят, что он был запрещен после его ареста) и Орлова - талантливый этнограф, тоже сгинувшая в конце 30-х.

О. ЧААДАЕВА. Большевики и армия накануне Февральской революции.

На удивление адекватная, по сравнению с современными и даже позднесоветскими статьями, работа о роли большевиков в т.н. "разложении армии". Опубликована в журнале "Борьба классов" №9 за 1934 год. Библиографическая редкость. В сети доступна за деньги.
Напоминаю, что ранее выкладывалась статья об опыте работы большевистской "военки" на следющем этапе истории.
Пользуйтесь. Collapse )